Михеич и бариновы сокровища

Весна в нынешнем году выдалась ох какая ранняя. Дружная, как принято говорить. Вот март только-только вступил в свои права, еще в буреломах лесных сугробы непролазные, следами волчьими да лисьими разукрашенные, ночами мороз еще окна узорами расписывает, а лед-то на Проне уже едва ли не тронулся.

Придуманный бутерброд

Фотопроект Мы делаем именно бутерброды – хлеб намазываем на масло, а на этом «фоне» у нас «разворачиваются» картинки. Дополнительным «фоном» может служить нарезка из ветчины, колбасы. Вместо покупных колбасных изделий можно использовать, например, буженину собственного приготовления. Причем, если хлеб прямоугольной формы – то интереснее «картинка» получается, когда ветчина или колбаса круглая.

Ням-ням — ну очень вкусно! Готовим для детей

Психологи советуют все же не обожествлять своих детей, а просто любить. И не зацеловывать и затискивать, а общаться, дарить тепло и заботу. Производители детского питания тоже заботятся о наших детях, и все же мама и папа могут сделать это лучше. Текст Алиса АНДРОСОВА.

Змей – почему Горыныч?

Помнится, когда я начинал писать о лежащих в основе русских – да и не только русских – сказок, мифах, то собирался начать со Змея Горыныча. Но как-то не сложилось. Хотя теме Змея, в сущности, были посвящены первые мои статьи: «Змей, богатство, конопля», «Жить – нежить и Змея-Жена». Но все это мне казалось отрывочным и неполным.

Однажды в Пушкинских горах

…Было это в десятом классе – для тех, кто не перешагнул еще тридцатилетний рубеж, сообщаю: раньше учились десять лет. Так вот, поехали мы классом отдыхать на зимние каникулы в Пушкинские горы. Само наше там пребывание заслуживает отдельного повествования, но хочу я рассказать не об этом. Всего несколько дней прошло как куранты возвестили о наступлении 1989-го. То было время возрождения духовности – причем не только традиционного для нашей страны христианства. Старшее поколение, верно, помнит телевизионные сеансы Кашпировского, Чумака и выступления покойного ныне Лонго.

Нестрашные страшные сказки

Чье детство – в пионерских ли лагерях, в ночи ли деревенского сеновала или школьного лесного похода – благополучно прошло мимо страшных историй, поведанных под звездно-лунным небом? Да ничье, наверное. Быть может, странный и парадоксальный вопрос, но средство ли они – страшилки эти – воспитания, или нет? Ну, это смотря какие, конечно.

Боевые искусства как средство воспитания

Оружие… Каков синоним этого слова? Воин. И еще – мужчина. Настоящий. Который и должен быть воином. … Я уже писал о воспитании детей через спорт, а если говорить более конкретно – боевые искусства; а также через театр и сказки. Все эти компоненты непосредственно связаны с оружием. Ибо в основе всех боевых искусств Востока лежит бусидо – путь воина. А какой воин без оружия?

Волшебный лес

Да вот, читатели мои дорогие, повиниться я перед вами должен, прощения попросить, розги принесть – чтобы высекли вы меня, непутевого. – Да мы не прочь, – скажете, – только поведай нам, за что сечь-то тебя, любезный? – Да как это за что? Как это за что? Про Кощея да Бабу Ягу я вам рассказывал? Рассказывал! О русалках да леших, о змеях сказочных говорил? Говорил! Вот тот-то и оно. Начинать-то с леса надо было. – Ну что кипятишься-то? Ну не начал с леса, – возразите мне. – Да как что с того? Лес-то наш – волшебный! Самый настоящий – волшебный. Я …

Читать далее

Леший-даритель

Да-а, незавидна участь лешего, да и всех заложных покойников. Но хватит о них. Пока хватит. Но с лешим мы не прощаемся и, даже больше того, снова попробуем познакомиться. Каменный замок. Прям на утесе выстроен. Башни и бойницы – не подступишься. И не диво. Много у короля врагов. Замок-то не простой – королевский. Светлая горница и палаты, тоже светлые. Но не везде так.

Горькая доля лешего…

Ох, глаза слипаются. И костерок почти догорел, вон угольки огоньками переливаются; так, стелим тулуп на лапник, укладываемся. Рюкзак под голову, сапоги с ног. Ох, кости мои усталые. А кто это там, на краю поляны-то? Он-он, мохнатый да лохматый. Леший. Ладно, что поделать, расскажу о нем, пока сон не сморил.