Боевые искусства как средство воспитания

Оружие… Каков синоним этого слова? Воин. И еще – мужчина. Настоящий. Который и должен быть воином.

Боевые искусства как средство воспитания… Я уже писал о воспитании детей через спорт, а если говорить более конкретно – боевые искусства; а также через театр и сказки. Все эти компоненты непосредственно связаны с оружием. Ибо в основе всех боевых искусств Востока лежит бусидо – путь воина. А какой воин без оружия?

Впрочем, относится это не только к Востоку, но и к Западу, просто еще во времена седой древности боевые искусства сложились на Востоке в целостную систему. А оружие, опять же, и на Востоке, и на дохристианском Западе, наделялось сакральным смыслом.

То есть для воина оружие было нечто большим, нежели просто средство защиты и нападения. Тот же меч становился продолжением самого воина. Подобное отношение к оружию встречается практически во всех древних воинских культурах. Сейчас, понятное дело, с настоящим мечом по улице долго не походишь, да и стоит он, настоящий, а не бутафорский, недешево, а мастера фехтования днем с огнем не сыщешь. Но ничего страшного – оружием должно стать само наше тело, чего вне спортивного зала и домашних тренировок с папой – а то и с мамой – добиться нельзя.

– Ну а театр и сказка? Они-то как связаны с оружием? – спросите.

Да напрямую, в общем-то. Мы уже знаем, что в основе сказок лежит миф, суть которого можно выражать и через театрализованное представление и сказку. А какая сказка без волшебного оружия? И кто хоть раз в жизни не слышал, положим, о мече-кладенце. Волшебном мече. Вот сегодня я о мече и хочу вам рассказать.
Итак, начнем, с Японии – страны самураев. Они считали меч своей душой и не отделяли его от собственной личности. Почему? А в религии дело. В синтоизме. Его суть, в самых общих словах – весь мир полон духов, именуемых ками. Есть они и у леса, горы, реки, озера, есть они и у оружия.

Боевые искусства как средство воспитанияИ даже более того, именно духи выбирают достойного самурая, которому даруют меч, но об этом я немного подробнее скажу чуть ниже. А еще духи – это умершие предки, культ которых весьма развит в синтоизме. Оттого самурай и не боится смерти. Чего ее бояться-то, если с гибелью тела человек просто меняет план бытия, продолжая жить просто в ином измерении.

Главная цель самурая – служить господину и, если понадобится, отдать за него земную жизнь. Служение же самурая своему господину осуществляется через меч. То есть меч и воин – это не нечто раздельное, напротив – это нечто единое.
У настоящего самурая ум и душа должны быть собраны воедино и, таким образом, они оживотворяют холодную сталь клинка. И поэтому меч для японского воина был выше многих – если не всех – земных приобретений. Никогда настоящий самурай не поменяет меч на любое богатство. Ведь отдать меч для самурая – это значит потерять свою душу, забыть о чести.

Более того, меч самурая олицетворял собой духовный и физический миры – знаем уже, что именно ками находили самурая, достойного носить меч. Собственно, именно поэтому меч имел не просто силу, так сказать физическую, но и мистическую. И грань между мирами в сознании японского воина была весьма тонкой – оттого, как мы выяснили, он и не боялся смерти, и оттого именно в сословии самураев появилось сэппуку, а земное бытие воспринималось как своего рода антиценность. Скажу иначе – земная жизнь для самурая ценна не сама по себе, но как путь служения господину. И никак иначе. Да, забыл совсем подчеркнуть: само слово «самурай» означает «служить».

Совершая сэппуку, самурай спасал и свою честь, и честь своего рода. Но сэппуку – тема отдельного разговора. Не будем отвлекаться и продолжим о самурае и оружии.
Меч, в представлении самурая, не только продолжение его души, он – священное оружие. Почему священное? Потому что представляет собой дар «солнечной богини». И не удивляйтесь теперь, увидев меч в синтоистском храме. Более того, в честь меча японцы воздвигали храмы! А синтоистские жрецы в стародавние времена принимали участие в изготовлении мечей.

Сама церемония ковки этого благородного оружия принимала характер магического действа. Для чего? Для того, чтобы оградить и само оружие и самурая – его будущего владельца, от сил зла. Ковали мечи и сами самураи. Но ни в коем случае – не простолюдины.

Прежде чем начать творить, кузнец совершал специальный обряд очищения. После чего облачался в специальное одеяние – кугэ, развешивал в кузнице симэ – специальные украшения, сплетенные из рисовой соломы. Почему симэ? Потому что в синтоизме пучки симэ символизируют чистоту.

Отождествление же самурая с благородным оружием начиналось сызмальства, когда в тишине рядом с колыбелью новорожденного клали меч.

Когда мальчику исполнялось пять лет, его препоясывали мечом и не игры ради, а, тем самым, свидетельствуя о начале Пути. Пути воина. И вот именно тогда меч и становился неотъемлемой частью самурая, его продолжением и душой.

А раз так, то и отношение к мечу было соответствующим. Почтительным. И даже более того. Так, скажем, прикосновение к обнаженному мечу самурая со стороны постороннего считалось величайшим оскорблением.

Для того чтобы вызвать соперника на поединок не нужно было произносить лишних слов и уж, тем паче, оскорблений – достаточно бряцания цубой, представлявшей собой металлический овал, закрывающий держащую меч ладонь со стороны большого и указательного пальца.

Обнаженный клинок также свидетельствовал о враждебности намерений. Ввиду того, что меч был неотъемлемой частью самурая, для ношения его был разработан целый ритуал. Если самурай приходил в дом другого воина, то клал меч справа от себя, что свидетельствовало об отсутствии враждебных намерений по отношению к хозяину.

А желая продемонстрировать самые лучшие намерения, самурай позволял полюбоваться – другому самураю, разумеется: о простолюдине не могло идти и речи – своим клинком, предварительно обнажив его наполовину и направив лезвием к себе.

Боевые искусства как средство воспитанияВ самом доме самурая меч хранился в углу, на специальной подставке. Ночью самурай клал меч в изголовье. Вы, наверное, уже догадались, что и на брачном ложе самурай не расставался с мечом – он же и там не переставал быть воином, а клинок не переставал оставаться его душой.

Умирая в бою, самурай, прежде, нежели сомкнуть веки, сжимал меч. И вот тому пример. Относительно недавний. Был такой в Японии адмирал, Исироку Ямамото, именно под его командованием Императорская военно-морская авиация провела знаменитые свои атаки на Перл-Харбор. В 1943-м году самолет с адмиралом на борту был сбит американскими летчиками в воздушном бою и упал в джунглях. Тело Ямамото нашли на следующий день – мертвый адмирал сжимал меч, как и подобает самураю. Впрочем, о самурайских мечах более подробно я расскажу в следующий раз.

А сейчас, прежде завершения, отвечу на возможный вопрос: – Какое все выше написанное, имеет отношение к воспитанию?
Прямое. Покупайте мальчику игрушечное оружие – хоть меч, хоть боевой самолет там, ну или танк. Неважно что. Лишь бы это было оружие. Играйте с ним в «войнушку», займитесь с ним игрушечным фехтованием. Я не говорю, что только это и воспитает в нем мужчину, но то, что станет хоть маленьким но кирпичиком на данном пути – несомненно. Удачи!

Автор статьи Игорь Ходаков

 

Понравилась статья? Сохраните на память!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

4 Comments:

  1. А у меня есть знакомая, которая мимо пистолетов и всякого ружья спокойно пройти не может. У нее мужчины родственники охотниками были 🙂 Смотрит на оружие, и, говорит, кровь закипает, кажется, если в руку возьмет — как сольется с ним одним целым, продолжением руки будет, или что-то вроде того) А сама не пользуется — ни к чему. Гены, видимо))

    • Ну, такое ощущение более свойственно мужчине, но бывают и исключения. А гены — я не спец, но в каждом мужике есть немного что-то от женщины, и наоборот. Как-то так.

  2. Ну, как видим из статьи про самураек — не только для мужчин сие свойство ))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

[+] Самые красивые смайлики тут