Нестрашные страшные сказки

нестрашные страшные сказкиЧье детство – в пионерских ли лагерях, в ночи ли деревенского сеновала или школьного лесного похода – благополучно прошло мимо страшных историй, поведанных под звездно-лунным небом? Да ничье, наверное. Быть может, странный и парадоксальный вопрос, но средство ли они – страшилки эти – воспитания, или нет? Ну, это смотря какие, конечно. Вот я, положим, периодически предваряю грядущий сон своих детей страшными сказками, и называю их «Истории от деда Степана». Личностью он, дед Степан, был если и не загадочной, то, несомненно, колоритной. Вот здесь небольшое повествование о нем >>

А воспитательный эффект от страшных сказок? Я уже писал в статье Где рождаются сказки о Соприкосновении. Но можно вот еще о чем сказать: в мире нашем, увы, преизбытычествует зло в разных его проявлениях. И страшилки, скорее, являют собой прививку от подлинных кошмаров, ибо они – своего рода мир под одеялом. Отчасти об этом, к слову, замечательный фильм «Мост в Терабитию».

Да и, кроме того, страшные сказки погружают сознание ребенка не в омут подлинного зла, а в мир мифов и этнофольклора – в мир, образно выражаясь, порядком подзабытых народных представлений и суеверий. Ну, вот истории о тех же приведениях. Рассказывая их, мы знакомим детей с теми или иными сторонами сельского быта, порядком подзабытого. Или погружаем в мир русской деревенской природы. Я вот сам, когда рассказываю «Истории от деда Степана», воспоминаю свое деревенское детство – лет, этак, с 3 и до 16 я все лето проводил на рязанщине – и подробно описываю свое село и окрестные деревни, и луга вокруг, реки да пруды. Да вот одну такую «Историю от деда Степана» я вам сейчас и расскажу…

-оОо-

нестрашные страшные сказки…Есть у нас между, аккурат, родным мне селом Никитино и деревней Асники – родиной деда Степана – лощина. Что это такое? Низина, тянущаяся где-то на километр-другой. Иной раз поросшая камышом. Лощина эта начинается от небольшого пруда, в воде которого пролетела часть моего детства. Бьющие на дне пруда ключи всегда, даже в самую жаркую погоду, щипали пятки холодом. Пруд так и называется «Крестовская лощина». Почему «Крестовская?» По преданию, тут ушла под воду часовня. Как и почему это произошло – не знаю. Ушла и все тут.

И народу в пруду этом, «Крестовском», потопло немало. Все больше спьяну. И все больше – трактористы. Есть еще камень надгробный недалеко от берега. Я его видел. Но надписи на нем нет. Но камень именно надгробный – это точно, ибо видно, что искусственно обработанный и по форме – самый что ни на есть могильный. Почему камень этот оказался весьма далеко от кладбища вы, думаю, догадались. Если нет – читайте нашу рубрику Где рождаются сказки. За воротами кладбищ ведь заложных покойников хоронили. Тех кто, значит, не своей смертью помер: висельники там, утопленники, молнией убиенные или конем зашибленные.

Так вот, говорят, девица под камнем этим надгробным лежит. Удавившаяся. Предание гласит: жила до революции в деревне девушка, барину одному служила, и вот как-то раз, к барину этому самому, приехал молодой его родственник. Вроде как приглянулась она ему, девица эта. Даже в город он ее увезти собирался. Ну и жениться. Но, отдохнув да натешившись… уехал сам. Без нее. А она – то ли в воду, то ли в петлю. Такова история наша сельская. Невеселая.

Но возвращаемся к нашей лощине. Итак, начинается она у «Крестовской». А заканчивается у кромки леса. Не дремучего, нет. У нас же село на границе степей, во времена далекие именовавшихся «Дикое поле», откуда приходили на Русь кочевники. Но, все равно, лес он и есть лес. Полный тайн.

нестрашные страшные сказкиИ вот шел как-то дед Степан вечерней порой, лысый, высокий и сутулый, с охоты. Лощиной шел. На безоблачном предсумеречном небе медленно загорались августовские звезды, и появлялась уже легкая дымка млечного пути. Но это на небе, а по земле, по еще нетронутой осенней желтизной траве, неспешно, извиваясь змеей, стелился туман. Словно живой стелился, обгоняя деда Степана.

Вскоре и лощина, и окрестные луга были укутаны будто белым облаком. Негустым, правда. И поэтому через некоторое время впереди себя дед Степан разглядел силуэт. Только силуэт. Словно плывший в тумане. Странный немного. Обычно человек, вдруг появившийся впереди в тумане, выделяется серостью одежды. А здесь нет: тот, кто шел впереди, был словно слеплен из туманной сыворотки.

И никак не мог понять дед Степан: мужчина там впереди, или женщина. По походке ведь всегда можно отличить. Ан тут нет – будто нес его туман над травой. Так, по крайней мере, показалось деду Степану. Он протер глаза. Даже усмехнулся: «Вот намотался-то за день, не пойми что мерещится… Да и все равно – вдвоем веселее». – Эй, постой – закричал дед Степан – Постой! Пойдем вместе.

Силуэт не отвечал, казалось, он уплывал в тумане, словно лодка, покачиваясь в его объятиях. Дед Степан вдруг почувствовал дыхание холода, хотя нынешний день был жарким, а вечер – теплым. Туман стал сгущаться, а впереди стала проглядывать кромка леса. Силуэт остановился. Дед Степан тоже невольно замедлил шаг. Медленно, очень медленно некто стал (или стала – кто знает?) поворачивать голову. Еще секунду и… Дед Степан, еще минуту-другую назад звавший того, кто впереди, идти вместе, вдруг ощутил леденящий душу страх и закрыл глаза, не решившись встречаться взглядом. В тот же миг он услышал громкий и странный смех, чем-то напоминавший одновременно плач ребенка и уханье филина.

– Господи, помилуй – произнес про себя дед Степан. Открыл глаза. Над самыми верхушками деревьев растворялось, расплывалось нечто. Туман рассеивался, а холод отступал. Царствующая млечным путем да бесчисленными звездами августовская ночь вступала в свои права.

… Перекрестился дед Степан. Развернулся и на своих длинных ногах поспешил домой – прочь от леса.

Кого же он встретил теми далекими августовскими сумерками? Неупокоенную ли душу той, погребенной под безымянным камнем? Или еще кого? Или, может, Леший решил так подшутить над дедом Степаном? Кто знает. Да только не единственный это был случай на пыльных, в летнюю пору, дорогах затерянной в лугах лощине. Не единственный…

Не раз и я, помнится, в детстве, проезжал вечерней сумеречной порой мимо «Крестовской лощины» на велосипеде, когда ехал к деду Степану или возвращался от него. Признаюсь, тумана не было, да и встречал я только людей. Так, по крайней мере, мне казалось. Летом всегда дело было. Вместо тумана по полям стелилась тишина, едва рассеиваемая пением птиц. А лес виднелся вдалеке. Полный своих тайн. И я ни разу не свернул в его сторону, пытаясь их разгадать…

Автор статьи Игорь Ходаков

Понравилась статья? Сохраните на память!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

8 Comments:

  1. Pingback: Быль или небыль | to your health

  2. Все стращаете, значит, да?))) Надо отдельную рубрику еще завести для любителей остренького)
    А вот недетская современная страшилка (из радостей медицины): http://medportal.ru/mednovosti/news/2014/07/08/577nose/

  3. Спасибо за коммент, Ника! Инфу по ссылке обязательно прочту. По по поводу «стращаете». Да нет — скорее, знакомлю с сельским фольклором — причем, порядком подзабытым. Если в Вашей памяти есть подобные истории — пишите: опубликуем. Или присылайте идею — напишу я.

    • Ну да я же пошутила)) Хотя… если бы я прочитала на ночь, например…)) Историй, к сожалению, не знаю. Есть у меня своя, но я здесь никому ни за что не расскажу! И даже не просите!))) Да мне и самой страшно становится, как вспомню. Ну ее.

      • Боюсь, почти у каждого такая есть… И не надо их рассказывать, еще чего. Самой бы забыть, брр)))

  4. Дед Иван мой рассказывал, что после войны жил он в Кировской области и как-то зимой ехал на ЗИСе из одной деревни в другую, в трезвом уме и при памяти, грузовичок заглох и пришлось идти ему по ночному зимнему лесу одному, а во время войны живности развелось много, и волков в том числе. Так вот говорит, услышал вой волчий и что было сил домой, а волки всё ближе и вдруг откуда ни возьмись появилась фигура человека как бы на дороге, дед-то к нему — а тот и пропал, да вместе с ним и волки пропали. Вот так и рассказывал кто это был человек али ещё кто — неведомо, а хошь верь, хошь не верь, дед не был ни верующим, ни коммунистом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

[+] Самые красивые смайлики тут