Лук, меч, «Белый цветок» и трактат Сунь-цзы

женщина воинБай-хуа. Красиво звучит, правда? Означает «Белый цветок». Так звали девчонку из Улдагая – городка, затерянного на бескрайних просторах Поднебесной. Ее отец был важным человеком – гусай-да. Маньчжурским полковником, значит. Дочку свою он любил, но вот как-то не радовался ее поступкам и увлечениям.

Порою, искал он ее по дому со словами:

– Бай-хуа, к тебе подружки пришли!

Не откликается дочь. Впрочем, отец знал, где ее искать. В саду. Только там и можно упражняться в стрельбе из лука и фехтовании. Учил ее старый слуга гусай-да.

Вот и сейчас – отец увидел свою дочь, аккурат натягивающую тетиву тугого лука. Впрочем, стрелять из лука Бай-хуа научил сам отец. Когда ей исполнилось шесть лет, он лично посадил девочку на коня и принялся обучать верховой езде и, попутно – стрельбе из лука. Это неудивительно – маньчжуры прирожденные воины. А в семь они вместе отправились охотиться на лебедей. Но знал ли отец, что такой вот необходимый для маньчжурской девушки, что называется, минимум владения оружием перерастет в нечто большее?

женщина воинИ вот стоит гусай-ду в саду, смотрит исподлобья на дочь недовольно. Про подружек, звавших гулять, промолчал. Потому как представил выражение лица Бай-хуа – так и раздумал про подружек вообще упоминать. А раньше сколько раз говорил.

Да все без толку – она со сверстницами не то что играть не хочет – терпеть она их не может, как и игры их девчачьи и разговоры глупые – таковыми они казались Бай-хуа. Вот на мечах побиться да из лука пострелять – это сколько угодно. Да еще с мальчишками подраться – вообще любимое дело. А ссадины и царапины – только в удовольствие. Играя с ребятами в войну, целыми днями порою пропадали Бай-хуа на окрестных холмах, раскинутых возле извилистых и поросших кустарником берегов Сунгари.

Но вот подрастает ведь «Белый цветок». Скоро и о замужестве надо думать. Робко отец попытался начать разговор на эту тему. И быстро пожалел:

– Я уже говорила, пап, что хочу быть солдатом. А не тарелки за мужем мыть!

женщина воинДолго отец подступал к теме замужества, пока дочь росла, но прежние ее увлечения в прошлое, вместе с детскими годами, не уходили. Напротив – стрелять из лука и владеть мечом она научилась в совершенстве. И отец, порою, видя украдкой, как она фехтует и стреляет, ловил себя на мысли, что девочка его не уступит даже опытным воинам. «Что тут говорить – хорошо она бьется» – не без гордости он об этом думал.

Но все-таки увлечения Бай-хуа начали порядком раздражать гусай-да. «Не девичье это дело – война» – часто рассуждал сам с собой вслух отец. Но чашу его терпения переполнил один случай. Как-то он зашел к дочери в комнату и окликнул ее. Та не ответила. Подошел ближе. Видит, чем-то увлечена. Ясно не куклами. Глянул ей через плечо. И оторопел. Сунь-цзы «Искусство войны». И по сей день – лучший трактат по военному делу. Ясно – не картинки ведь только дочь рассматривает – даже как отец зашел, не заметила. «Ишь, увлекалась. Не к добру это» – молнией пронеслось в голове гусай-да.

В тот вечером, кажется, отец и дочь впервые по-настоящему поругались. Потому как гусай-да вырвал книгу у Бай-хуа и чуть ли подзатыльник ей не отвесил – тоже впервые в жизни. Впрочем – не отвесил: увернулась дочь очень даже ловко, однако дулась на папу потом очень-преочень долго.

Но однажды увидела отца с какой-то странной улыбкой. Подойдя к ней, он произнес:

– Знаешь, будь по-твоему. Я не стану препятствовать твоему желанию служить в армии.

С радостным визгом, размахивая косами, бросилась Бай-хуа к нему на шею. Чуть ли не в слезах даже. «Прям как девчонка» – невольно подумал он.

В общем-то, отец так поступил с умыслом. «Пускай – решил он – послужит, там дурь-то из нее быстро выбьют». Вот тогда и о замужестве поговорим.

Такой счастливой Бай-хуа отец еще не видел. Целая неделя была посвящена сборам. Наконец, ранним весенним утром девушка выехала за ворота дома. В полном вооружении выехала. Отец порадовался: красиво смотрелась Бай-хуа на коне и доспехах.

«Ну, года хватит, наслужится» – думал отец.

Кто знает, может так бы оно и было. Но… Но случилась война. Гусай-да, несмотря на преклонный возраст, был мобилизован в армию. Да и сам он не стал бы отсиживаться дома. Ни на один день не переставал он думать о любимой дочери. Но сколько не искал ее – все безуспешно. Да и не очень-то поищешь на войне.

Однажды предночной осенней порой он, командир полка, сидел в палатке, предаваясь невеселым мыслям о дочери, уперев седую голову в ладони: «Где-то она теперь? Жива ли? Отпустил ее, старый дурак!».

Вдруг полог палатки отдернулся и воин доложил, что только-только прибыл в подкрепление полк, гусай-да которого просит его к себе по срочному делу. Идти не хотелось сквозь проливной осенний холодный ливень. Но служба есть служба. Быстро одевшись, гусай-да отправился, по дороге, меся сапогами осеннюю грязь, ругая погоду, врагов и командира соседнего полка, чуть ли не вслух бормоча: «Завтра, что ли, не мог встретиться?»

женщина воинНаконец, добрался. Промокший до нитки. И злой дальше некуда. Сам, не дожидаясь пока часовой доложит о нем, откинул полог палатки, ввалился, оставляя мокрые следы и забрызгивая пол каплями, обильно стекавшими промокшей головы с одежды. Открыл рот, но собиравшееся уже вырваться: «Какого…» застыло на устах. Перед ним стояла его дочь. Еще более красивая. В доспехах.

Что было дальше? Удивительное дело: суровая секунду назад Бай-хуа бросилась на плечи отцу, которого ведь тоже не чаяла увидеть живим. И… Ну и расплакалась. Развсхлипывалась точнее. Чтобы часовой не услышал.

Всю ночь просидели отец с дочерью, рассказывая друг другу о своей военной жизни. Смирился с военной службой Бай-хуа отец. А как тут не смириться – ведь два полка были объединены под командованием его дочери Бай-хуа. Он теперь, значит, подчиненный у нее. Но не расстроился старик. С толком командовала «Белый цветок». По всему было видно – впрок пошли ночные бдения над трактатом Сунь-цзы.

И старый гусай-да не сомневался: с таким командиром как его дочь они непременно победят. И не ошибся. «А замужество?» – спросите вы. «А кто его знает?» – отвечу. Если нашелся столь же – и даже более храбрый и умелый воин, и полководец способный – может, состоялось оно, замужество это. Ведь такие как «Белый цветок» абы за кого не выходят.

Автор статьи Игорь Ходаков

Понравилась статья? Сохраните на память!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

[+] Самые красивые смайлики тут