Друзья. Как мы тренировались

друзья1Итак, продолжим о 1990-х. Незабываемых. Всем нам было чуть больше двадцати. Расцвет физических сил. Энергия била тогда через край… Было время. Было!

В зале. За большими окнами – вечерний сумрак. Нет, конечно, сумрак был не всегда. Весной-то его, положим, не было. Но как-то вот больше запомнился осенне-зимний период тренировок с блеском – по пути домой – освещаемого далекими звездами снега, или запахом прелой желтой осенней листвы под ногами; или вот как забыть ожидания электрички в Подлипках? Я, Костик, Шао – запомнил как он, в свитере, сидел, на перилах, вечно скромно-застенчевый Загорянка, показывающий нам свои травмированные  костяшки на кулаках, которые как-то странно там шевелились, Олег с неизменной демонстрацией всем своим видом собственной брутальности. И пропитанный осенью воздух, рассекаемый фарой приближающейся электрички.

Очень часто тогда, года с 1996-го разминки проводил я. Сэнсей подходил чуть позже. Да, относились мы к нему всегда подчеркнуто-уважительно, как к Мастеру и человеку. Хорошему. Он платил нам взаимностью.  И искренне старался сделать из нас хороших бойцов. И у него это получилось чему свидетельства – старые записи с демонстрацией работы моих друзей.

Но возвращаемся в зал и начинаем разминку. Еще не липнет к телу кимоно, еще пояс повязан ровно и не сбит набекрень в мареве спаррингов, да и пот пока не стекает со лба. Неспешно заходим в зал. Строимся. Кладу часы – уж не помню какой фирмы, но точно – китайские. Расфуфыренные. Засекаю 5 минут. Статика. С нее начинаем. На кулаках стоим. Тело держим на прессе. Смотрю на молодых, объясняю: – Задницу не отклячиваем.

А тяжело пресс ровно держать. То он провисает, то задница эта самая и отклячивается. Помню, подбадривал молодых: – Представьте себя на пляже. Морском. Солнце. Лето.

Тянутся-тянутся пять минут словно пара часов. Вот она, теория относительности в действии. Но время: – Прыжком встаем! Прыжком говорю!

Ну, последняя фраза адресована тем, кто с отдышкой, медленно перемещает свое малотренированное тело в вертикальное положение. И далее понеслась разминка на сорок минут. Не буду здесь утомлять читателя деталями; скажу только, что включала в себя разминка непременно сидение в базе, переходы, отжимания, пашущего землю быка, сгибание-разгибание кистей и много другое.

К концу разминки мы были разогреты и готовы к следующему этапу тренировки. Растягивались и начинали работу в корпус. На ней остановлюсь подробнее. Спарринги проходили голыми кулаками и локтями, били если и не с предельной, то с приличной жесткостью в корпус и по ногам – именно кулаками и именно по ногам. Тяжелыми ударами. Каркасными. Хоть и рубились в корпус, но руки закрывали именно голову. Привыкали правильно их держать, ибо в корпус можно и пропустить, а голову надо беречь.

Блокировали удары жестко. Локтями сверху старались сбить атакующие руки противника – у Загорянки, помню, хорошо это получалось. Он вообще классно работал комбинациями. Не отступали. Набивали корпус. Важное замечание: работа в корпус не носила скоростной характер, ее задача была иной – научиться бить в человека не травмируя собственную кисть, не выбивая о партнера собственный кулак и, одновременно, держать жесткие удары, не обращая на них внимания. Грудь и пресс нередко после такой работы были синими. Хотя заживало все как на собаке. Молодость!

Чуть позже добавили упражнение на крепость рук, точнее – предплечий. Один держит руки в боевом положении, другой расталкивает их. Удерживали руки за счет мышц спины – каркаса и еще жесткими держали кулаки и предплечья. Плечи при этом не должны были подниматься, и их необходимо было держать в расслабленном состоянии.

Потом отрабатывали удары по воздуху: прямой с прогибом позвоночника – «лук» назывался, далее – в корпус, короткий в голову – причем не бьющая рука имитировала захват передний руки противника с резким рывком на себя. То есть удар наносился – это очень важная деталь! – непосредственно с имитацией рывка руки противника на себя. И высокая скорость такого удара достигалась не за счет разгона руки от бедра как в карате, а за счет импульса.

Впрочем, не буду на технике останавливаться подробно – я о ней здесь больше вспоминаю, нежели разбираю детали и нюансы. Скажу только, что все удары по воздуху наносились с фиксацией, но не только кулака как в карате, но также  мышц спины и ног.

Иными словами – в конечной стадии удара, при соприкосновении кулака с противником, все наше тело превращалось в монолит. Такой удар практически невозможно заблокировать – это не мое мнение, а констатация основанного на опыте факта.

Комбинации тоже отрабатывали. Весьма интересные. Но включали они в себя не более трех ударов. В принципе, если раз попасть – вполне достаточно. Шао, Загорянка вот могли срубить противника и одним ударом в корпус, высокий Костик так неприятно бил в голову, да еще с подшагом, что атаковать его не хотелось.

Но ставили ударную технику не только по воздуху. В середине 1990-х мы повесили в зале обтянутый свиной кожей тяжелый мешок, масса которого, если мне не изменяет память, составляла порядка 120 кг. По нему и ставили удар – обязательно каркасный, то есть с акцентом на мышцы спины. Такие удары, помимо прочего, отлично укрепляли и кисть, и запястье.

Далее – нижняя техника: фумикоми. Били, с выносом таза, по мешкам и по воздуху – также с фиксацией ступни. А еще – хвост дракона – били с колена. Вообще нюансов в нижней технике было много – обо всех и не расскажешь. Единственное, отмечу важную тогда установку, которую следует принимать во внимание всем, занимающимся боевыми искусствами: во время удара – неважно рукой или ногой – нельзя смотреть на бьющую конечность. Иначе удар будет читаться.

Липкие руки – моя любимая техника. Правильное ее исполнение развивало и тактильные ощущения и позволяло использовать энергию и силу противника в своих целях. Был у нас такой парень, Серега Дергунов. Занимался не очень долго в Королеве. Сам из Ростова, но подолгу жил в Москве – работал жестко. Даже чрезмерно жестко. Но красиво и технично. Бывало в липких руках с ним стоишь. Давит он, положим на глаз. Больно. Стучишь – мол, все, продавил. А в ответ: – А я не чувствую, что продавил…

Тогда же активно начала ставить лоу-кик. Били его, не разгибая ноги, жесткий удар. С доработкой таза, с включением в дело каркаса. Шао великолепно его бил – при отработке ставил через два мешка. Один пробивал запросто. А в бою такой удар неизменно доставлял массу проблем. Помню, нередко вращался домой с синими ляжками. Иной раз уже в кровати любое внешнее касании по отбитой ноге вызвало боль и заставляло морщиться. Жена замечала и спрашивала сочувственно:

– Что, опять ноги отбили?

– Да нет, что ты, – отвечал.

После этого через одеяло следовал тычок по ноге и мой стон. Мораль сей экзекуции – говорить надо правду!

Но, повторю, молодость есть молодость – отбитые руки-ноги и синяя от ударов грудь заживали быстро. Чего не скажешь о ребрах – они, порою, будили ночью или просто не давали заснуть.

А еще стали вертушки – удар сколь и эффективнейший, но из тех, что если не увидишь – не поймешь. Но поставили прилично его. Весьма.

Наконец, тренировка завершалась работой на рисунок: в голову обозначения, в корпус и по ногам работали жестко – ноги ниже колена защищали щитки. Акцент в спаррингах делался на технику. В каком-то смысле работа на рисунок была самовыражением бойца. Я уже писал, что  каждый из нас работал по-разному, хотя изучали все одно и то же.

Костик вот неплохо бил комбинацию: ногами – левой лоу-кик и правой маваши в голову. Сразу. Без остановки. Благодаря своему росту, на дальней дистанции держал противника неплохо. Загорянка отлично двигался по диагонали и сочетал нижнюю технику с отличной работой рук в корпус. Жестко было, неприятно телу и ногам, щитки пробивал – его удар по ноге как забыть? Шао. Его внезапные маваши в голову или комбинация: правой в корпус и правой же, сразу, боковой в голову, порою с добавлением колена – доставляли много неприятностей. Про лоу-кик его писал уже. Шао работал всегда разнообразно и практически никогда не читался. Вертушки бил. Хорошо, что дистанциею выверял, чтобы не попасть…

Олег – незамысловатая в 1990-е у него была техника, но мощная. Высокие удары в голову – мае, йоко, маваши, уширо. Нижнюю технику он не любил. Не его. Но вынести мог.

Саша Фрязинский. Увы, нечасто появлялся. Он не был столь мощным как сэнсей, Олег, мы с Шао и Загорянка, не был высоким как Костик. Но его коронка – техника. Немного прямолинейная – видимо, из-за того, что не так часто появлялся. Но красивая. И опасная. Опасная сочетанием рук и ног.

Сэнсей. Иногда работал с нами. Технично. Я бы даже сказал – лаконично. Как и объяснял. Опять же сочетание рук-ног, выверенная техника. Точная. Работал корректно. И очень красиво, непредсказуемо, диапазон атаки был от ног до головы. Мастер. И Учитель. Наш подъем в 1990-е – его заслуга. Говорю об этом еще раз.

Где-то в году 1995-м я сдал на желтый пояс – Загорянка пояс сей получил раньше, а Шао носил оранжевый. А Костик? А Костик тогда, кажется, жил в Штатах. Спустя примерно год-полтора – я сдал на оранжевый. Тогда же его получил Загорянка. А Шао после ростовских боев 1996-го – зеленый. Заслуженно получил – второй бой выиграл со сломанной рукой. Водила также отличился в ростовских боях – ему, вроде, разбили глазницу, но он победил через удушение и получил желтый пояс, а чуть позже сдал на мастера спорта по самбо.

Я году в 1999-м сдал на зеленый, как и Загорянка, а Серега – на коричневый. Костик к тому времени вернулся из-за океана и носил оранжевый. Тогда же на оранжевый сдал Олег. Хотя если бы не пропускал, носил бы пояс более темный. Но… Но история не терпит сослагательных наклонений. У Саши Фрязинского, если не ошибаюсь, был желтый пояс.

друзья как мы тренировались

На фотке слева направо: Шао, Костик, сэнcей Саша Никитин, Загорянка, я, Саша Белотуров. Год, кажется, 1996-й. (на заднем плане наш 120 килограммовый мешок)

Тренировался я – да и ребята, думаю, тоже – тогда не только в зале, но и после него – дома. Чувствовал не столько усталость, сколько энергию. Ложился где-то в полвторого, а в семь подъем и небольшая тренировка. Засыпал, а энергия – будто тлеющие угли ночного костра – не погасшие. И утром нужно было только их раздуть.

Ко всему этому я добавил занятия в тренажерном зале. Весил я тогда, в середине 1990-х, 72 кг. Ни грамма жира. Ни у меня, ни у друзей. И не ошибусь, если скажу – боевые искусства были тогда нашей жизнью…

Продолжение следует…

Автор статьи Игорь Ходаков

Понравилась статья? Сохраните на память!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

One Comment:

  1. Аноним

    Михалыч,спасибо за рассказ!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

[+] Самые красивые смайлики тут